20:56 

Истории из жизни

LaudBell
Автор: LaudBell
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Джен, Ангст, Психология, Даркфик, POV, Songfic
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие
Описание:
Я проклят. Проклят. И только смерть подарит мне желанную тишину и покой.
Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения автора.
Примечания автора:
Из списка предложенных артов выбрала лишь один - www.stihi.ru/pics/2012/05/30/1163.jpg
Данную работу желательно читать под определенную музыку, для полноты ощущений так сказать. Композиция называется
Гроза – Раскаты грома (она есть в вк), но при желании можете написать мне в личку, обязуюсь прислать ее вам.
P.S.: Огромное спасибо любимой KaiMy за такую потрясающую обложку!

На небе сгущались тучи. Они огромными монстрами сталкивались и разрастались. То здесь, то там чернильный небосвод освещали росчерки молний. Где-то вдалеке гремел гром. Его отголоски были едва слышны, но не приходилось сомневаться, что через несколько минут бушующая стихия захлестнет город.

Я шел медленно и не торопясь, изредка поднимая глаза от мостовой, чтобы выбрать нужное направление. Старые, местами протертые сапоги были заляпаны помоями, что в избытки заполняли улицы. Шел не спеша, в надежде, что стихия настигнет меня до того, как скроюсь в жарком нутре трактира.

Я жаждал. Я хотел. Я мечтал ощутить холодные капли на горячей коже. Надеялся, что раскаты грома смогут заглушить то, что уже несколько месяцев не смолкало в моей голове, а тонны воды прибьют все запахи к земле, оставив после себя лишь незабываемый аромат озона. И я окунусь в тишину, что наступает после грозы. Буду впитывать в себя томительные минуты, за которые мир заново оживает. И я оживу вместе с ним. Глупая надежда, которая не покидает меня.

Сильный ветер озлобленным псом вгрызается в край плаща, трепля, стараясь урвать кусок побольше. Старая ткань протяжно стонет, будто живая, моля о пощаде и спасении. И в истерзанном сознании с новой силой оживают воспоминания давно минувшего дня.

Все началось после обеда. Пара крепких ребят заканчивала вязать сырые поленья, которые должны были в скором времени стать жутким костром. Еще двое привязывали к деревянному столбу молодую девушку. Она кричала и извивалась. Ее темные волосы были спутаны, а карие глаза лихорадочно горели. Нижняя рубашка – все, что осталось на ней – была испачкана в крови и глине, местами зияли дыры, открывающие вид на нежную, словно фарфоровую, кожу, которая была покрыта сине-зелеными гематомами. Казалось кощунственным такое обращение с этой девушкой. Она была слишком красива. Казалась слишком чужой и неправильной в окружении сырых полений.

И в миг, когда палач подносил к костру свой факел, на моих губах была торжествующая улыбка. Девушка была слишком горда, чтобы ответить на ухаживания обычного охотника. И теперь она получала сполна за свою гордыню.

Ярко-оранжевые языки пламени нехотя оплетали паленья. Слышался треск сырого дерева. Огонь медленно, но неумолимо приближался к своей жертве. К ведьме, которой самое место на очистительном костре.

Девушка взвизгнула, когда жар от огня опалил ее кожу. Наши глаза встретились. И именно в этот момент я понял, какую ошибку совершил. Улыбка исчезла, испарилась, оставив после себя лишь перекошенное ужасом лицо. В ее глазах не было страха, не было паники, что царила там еще с утра. В них была ненависть. Всепоглощающая, все сжигающая. Тонкие губы что-то шептали, пока огонь не достиг облитых маслом ног. Площадь потонула в крике. Некогда нежная кожа быстро покрывалась безобразными волдырями, которые, словно чума, следовали за огнем. Пышные волосы вспыхнули в одночасье, превращая девушку в живой факел. Она извивалась, кричала, старалась вырваться из огненной ловушки, но лишь еще больше причиняла себе вреда.

В воздухе, что еще недавно был свеж после утреннего дождя, стремительно распространялся запах горелой плоти. Он въедался в одежду, в волосы, щекотал внутренности, вызывая тошноту и отвращение. Хотелось уйти, убежать, скрыться. Но что-то держало, не давало покинуть площадь. И я стоял. Стоял и смотрел, как языки пламени сжирают худенькую девичью фигурку.

С того времени эта картина ни на минуту не оставляла меня. А крики девушки не смолкали никогда. Они блекли, немного стихали, но потом вновь набрасывались на истерзанное сознание. Теперь я мечтал о тишине. Мечтал, что нюх уловит запах свежей выпечки. Но вонь горелой плоти не собиралась меня покидать. Я проклят. Проклят. И только смерть подарит мне желанную тишину и покой.

Тяжелые капли рухнули с неба, заполняя мир своим перезвоном. Гром пронесся над землей, создавая впечатление, что небо разверзлось, дабы наказать людей за их деяния. Блаженно подставляю лицо под холодные капли, чувствуя, как секундное облегчение волной проходит по телу. Но затем вопли умирающей с новой силой оглушают меня.

Дрожащими руками сжимаю голову. Молю о прощении, о пощаде. Всеми силами шепчу молитву, уже не надеясь на милость.

Тишина...

Неожиданная и громогласная.

Тишина...

Желанная и долгожданная.

Тишина...

От которой замирает сердце.

Тишина...

Падаю на колени, разбрызгивая вонючую жижу. Не веря, смотрю перед собой. Отпускаю голову и прислушиваюсь к раскатам грома, который уже покинул этот город, оставив после себя лишь барабанную дробь капель.


@темы: рассказ

URL
   

Записки Rover'a.

главная