10:53 

Шах и мат

LaudBell
Автор: LaudBell
Беты (редакторы): Мотылёк_666
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Романтика, Фэнтези
Описание:
Анжей всегда был слишком уверен в себе и своей силе, именно поэтому он не побоялся кинуть вызов Судьбе. И не важно, что Судьба предпочитает шахматы. Не важно, что от этого зависит будущее мага. Не важно, что темные не такие уж бессердечные. И не важно, что в этот раз проигрыш означает победу. Все это не важно, не так ли?

Не жди, что судьба изменит тебя, – изменяй свою судьбу собственными руками!
Олег Рой. Одно чудесное пари


Огонь робко танцевал на фитиле, неровно освещая комнату. Свеча уже почти догорела, но ее никто не собирался менять. Слишком занятым был сейчас хозяин помещения. Пыльные стеллажи, старые книги с пожелтевшими страницами, окна, на которых были видны следы от капель, что оставили давно минувшие дожди, и скрипучие половицы – все это, скорее всего, говорило, что хозяин редко бывает здесь. Чердак обычно не встречал гостей. Он всегда жил своей особенной жизнью, не подвластной остальному дому. Только в этом давно заброшенном чердаке проводились самые таинственные ритуалы.

Сидя за старым дубовым столом, Анжей хмуро тасовал в руках колоду карт. Его взгляд был устремлен на пентаграмму, которую полчаса назад он начертил на рассохшейся столешнице. Белые линии складывались в причудливые знаки, а те, в свою очередь, в четкий символ хаоса. В самом центре пентаграммы стояла одинокая шахматная фигура. Черный ферзь. Шахматы – это, своего рода, символ судьбы. Ты сам выбираешь фигуру, сам делаешь ход, и потом сам же несешь ответственность за свои действия. Свою жизнь ты строишь сам. Вот только твоим противником является сама судьба. Она ловко подстраивает нужные ей ходы, плетет интриги и вынуждает выбрать не тот путь, что приглянулся тебе вначале. Анжей никогда не любил шахматы. Ему не нравилось поступать так, как было выгодно переменчивой судьбе.

- Ну что же, приступим!

Маг поудобнее устроился на стуле, а затем стал произносить слова древнего заклинания. Он разрывал ими ткани миров. Призывал Серую странницу. Зажигал маяк на фигурке ферзя, чтобы гостья нашла его. И зов мага был услышан.

Колода карт взлетела к самому потолку, кружась в смерче, конец которого был словно прикреплен к шахматной фигуре. Карты мешались между собой, некоторые из них выпадали из этого завораживающего танца, опавшей листвой усеивая пол и поднимая облака пыли. Ветер остановился, только когда в воздухе осталось тринадцать карт.

- Зачем ты призвал меня, смертный? – печальный голос раздавался отовсюду сразу, но в то же время ниоткуда. Он был похож на осенний дождь. Такой же мелодичный, полный грусти и пахнущий озоном.

- А зачем еще призывают Серую странницу? Я хочу заглянуть в свое будущее.

- Уверен ли ты в своем решении? Выдержишь правду, что откроется тебе?

- Да.

- Многие были не в силах…

- Я не "многие".

- Тогда смотри. Два исхода. Два пути. Большего не дано.

Между картами стали сменяться картинки. Они мелькали, не давая вглядеться в их суть, интригуя и завораживая, пока, наконец, не остановились на одной мрачной картине. Мраморный зал, множество слуг, оркестр, заполняющий пространство незатейливой мелодией. Но взгляд Анжея привлек человек, восседающий на громоздком троне. Его разноцветные глаза мрачно смотрели на подданных. Создавалось впечатление, что желтый глаз смотрит в самую душу окружающих его людей, в то время, как зеленый погрузился в раздумья. Густые волосы были тронуты сединой. Вся фигура человека излучала власть, силу и, как ни странно, одиночество. Властелин был безмерно одинок.

- Ты не сможешь покинуть пост, пока демон внутри не наиграется чужими жизнями, или пока тебя не свергнут. И ты прекрасно осознаешь, что демону не надоест его кровавая игра, а дерзкий смельчак еще не скоро почтит тебя своим присутствием, - казалось, будто Серая странница усмехается. Она была сильно довольна, что смогла так запутать жизнь темного мага.

Картинки вновь замелькали. Карты слегка подрагивали при их смене, готовясь принять новое изображение. На этот раз был показан фруктовый сад. Спелые плоды тянули ветки вниз, отчего деревья казались поникшими. На траве играла пара малышей. Светловолосые, розовощекие и худощавые, они были похожи как две капли воды, вот только у одного глаза были насыщенного зеленого цвета, а у другого желтые, будто цветочный мед. Недалеко, облокотившись о дерево, стоял высокий человек. Разноцветными глазами он следил за мальчишками, излучая спокойствие и умиротворение. Его обнимала хрупкая женщина. Она не была красива, но ее внутренняя сила и глаза полные счастья придавали ей особое очарование, делая невероятно привлекательной.

- Взгляни. Это твои дети. В будущем – великие маги. Иначе и быть не может. Потому, что испокон веков союз темного мага и светлого приносил небывалые плоды. Их дети были воплощением равновесия…

Как только голос Серой странницы стих, карты попадали на пол и стол. Анжей порывисто вскочил на ноги и заметался по чердаку. Его не устроило предсказание. Оба варианта не пришлись магу по вкусу. Он всегда хотел получить власть и могущество, взять в жены темную леди и посеять трепет среди людей. Чтобы одно его имя уже вызывало страх. Но оставаться одному, и уж тем более делить свое сознание с демоном, он не хотел. Как не привлекал его демон, так и не привлекала его светлая. Слишком много хлопот с ней будет. Слишком они все правильные и добрые. Тьфу, аж оскомина.

Анжей остановился у стола, на минуту вспоминая светлый образ той картины и ощущение, что испытал, смотря на женщину. Нечто непонятно теплое разлилось в душе. Непонятное, но дарующее ощущение верности и правильности, подталкивающее на действия и запрещающее отступать. Взлохматив каштановые волосы, маг хитро осклабился. Анжей не собирался отказываться от могущества, но что мешало ему встретиться со светлой? Что мешало хорошенько развлечься за чужой счет? Верно, совершенно ничего. И он еще выиграет у судьбы партию в шахматы. Серая странница отступит от него на этот раз.

До тех пор, пока мы не забудем о поисках счастья, мы не найдем его.
Генри Ван Дайк


Прошел уже месяц с того момента, как Анжей заперся на чердаке для вызова Серой странницы. Весь этот месяц темный маг потратил на поиски своей будущей жертвы, как называл ее он. Лучшие ищейки были не в силах найти обычную светлую ведьму. Все решил незначительный случай.

Рано утром в риут – так называется первый день недели – Анжея разбудил дворецкий с важным сообщением. Граф Барроу приглашал его на ужин в честь своей помолвки. Стоит заметить, что Барроу был заядлым холостяком и вместе с Анжеем они не раз устраивали бурные попойки. Поэтому темный маг был сильно шокирован данным известием. Он никак не мог поверить, что его старый друг надумал жениться. Но по правилам этикета, Анжей должен был преподнести девушке презент, недорогой, но ценный. Именно из-за этого маг в спешном порядке покинул особняк, в надежде к вечеру найти то, что тронет невесту друга.

И вот сейчас маг обходил уже шестую по счету лавку. Его камзол был расстегнут, шейный платок расхлябанно болтался на шее, а каштановые волосы торчали во все стороны – все это делало его похожим на воробья. Вот только разноцветные глаза смотрели зло, проникая в самую душу и заставляя содрогаться случайных встречных.

- Дхаровы подарки! Что за день сегодня такой? Ничего стоящего… - Анжей хмуро разглядывал очередную безделицу, когда кто-то неловко налетел на него со спины. Маг, только и ждавший, на ком бы выместить свою злость, с готовностью обернулся.

- Почтенный, вам следует извиниться! – с поистине аристократическим высокомерием Анжей оглядывал бедолагу. То был еще совсем молодой юноша. Быть может, младше Анжея лет на пять, если не больше.

- А вам следует не занимать весь проход! – парень с вызовом посмотрел магу прямо в глаза. Было заметно, что юноша неуютно ощущает себя под прицелом разноцветных глаз, но отступать он вряд ли был намерен. Его кафтан был сшит из не дорогостоящей материи практичного коричневого цвета, а на груди красовалась круглая брошь, на которой была изображена роза, перечеркивающая чаши весов – знак студентов, учащихся на факультете светлой магии и исцеления.

Отходя чуть в сторону, следует заметить, что исцеление не относилось к светлой магии, но традиционно его преподавали на светлом факультете. И, чтобы не было путаницы, к названию факультета прибавили еще и исцеление. Так же дела обстояли и с некромантией. Эта наука не являлась темной. Она была, как и исцеление, магией равновесия. Преподавалась же на факультете темной магии и некромантии. Их распределили в таком порядке, поскольку считалось, что к исцелению наиболее способны светлые и, соответственно, к некромантии – темные. Хотя встречались и исключения.

- Проход достаточно широк, чтобы вы были в состоянии меня обойти. Если, конечно, ваше состояние в допустимой норме, - Анжей поднял вверх одну бровь, словами намекая магу на его нетрезвость. Когда-то темный маг и сам учился в Академии Поустона, а поэтому прекрасно знал, как строго там смотрят на употребление алкогольных напитков студентами.

- Да как вы смеете?!

- Как раз-таки смею! А вы, иргет, забываетесь!

Юноша побледнел от гнева, ртом хватая воздух. Анжей жестоким образом напомнил ему, кем тот является. В их стране жители делились на четыре сословия: аргелы, старгелы, лергелы и пиурты. Аргелы – высшее сословие, знать. Обычно они имели титулы, земли и остальные регалии. Старгелами являлись вассалы аргелов, которые имели возможность перейти и в более высокое сословие, если так будет угодно монарху или представителю аргелов, которому они служат. Лергелы – сословие, к которому относились купцы, ремесленники и охотники. И наконец, пиурты – сословие крестьян и нищих. Если лергелы могли перейти в более высокое сословие благодаря браку, то пиуртам был закрыт переход в другие сословия. Единственной возможностью было родиться магом или ведьмой, чтобы поступить в Академию или Университет. И то, по окончанию его, они могли максимум претендовать на сословие лергелов, так как магическое искусство относилось к ремеслу. Только после долгой службы государству, их переводили в более высокие сословия. Знать называла пиуртов "иргетами", желая унизить. Вообще слово "иргет" было привнесено из страны за морем, и оно переводилось, как грязь.

- Что здесь происходит? Дионий, во что вы ввязались на этот раз? – строгий голос, который мог принадлежать лишь преподавателю, нарушил идиллию ссоры. К молодым людям направлялась хрупкая девушка. Льняные волосы были убраны в тугой пучок, а яркие зеленые глаза смотрели требовательно и непреклонно. Незнакомка была одета в простое платье темно-синего цвета, но ткань, из которой оно было сшито, смотрелась благородно, подчеркивая точеную фигуру. Девушку нельзя было назвать красавицей, слишком уж тонкими были ее черты. Лишь глаза выделялись на бледном лице. Именно они приковывали взгляд своей силой и властностью. Но так же создавалось впечатление, что девушка излучает свет. Она выглядела настолько воздушно, несмотря на тяжелую ткань платья, настолько невесомо, что на ум приходила мысль о том, будто девушка является феей или лесной дриадой.

- Профессор Фрей, это не я! – как-то уж слишком потерянно произнес юноша. Анжей же пораженно смотрел на незнакомку, не в силах поверить собственной удаче. Ведь он встретил именно свою жертву!

- Это я вижу, - профессор хмуро повернулась к магу. – Прошу простить моего студента за неловкость. Но вам не следовало раздувать из пустяка такую ссору. Более того, выражения, что вы использовали, совершенно не красят вас ни как дворянина, ни как мужчину! Учтите это на будущее, будьте любезны. Дионий, а с вами я поговорю в своем кабинете! – на последней фразе в голосе девушки появились металлические нотки, не обещающие студенту ничего хорошего.

Анжей был настолько ошеломлен происходящим, что даже не сообразил сказать нечто колкое в адрес столь дерзкой светлой. Маг опомнился, только когда парочка скрылась из виду. Обругав себя последними словами, он возобновил свои поиски, попутно обдумывая план действий по отношению к профессору.

Вероятно, из всех наших прирожденных страстей труднее всего сломить гордость; как ни маскируй ее, как ни борись с ней, души, умерщвляй ее, она все живет и время от времени прорывается и показывает себя (Б. Франклин)



Последние лучи ярсена* поспешно уходили прочь, унося с собой свет и оставляя лишь безобразные тени. В наиболее темных местах постепенно собирались клубы мрака, привлекая к себе различных тварей. Те, приникая к земле, старались забраться в самую гущу, чтобы насладиться темной энергией. Но ее все равно было ничтожно мало для того, чтобы насытиться.

Карета, запряженная нарядной тройкой, спешно продвигалась между вековыми деревьями. Периодически она задевала низко опущенные ветки, и тогда в небо поднимался целый дождь из ярко-голубых лепестков. Они залетали в распахнутые окна кареты, попадали в спицы и опускались на спины лошадей. Все это можно было бы назвать прекрасным и романтичным, если бы из кареты изредка не доносились гневные выкрики, которые моментально портили всю хрупкую атмосферу позднего весеннего вечера.

Анжей был не в духе. Он потратил весь день на поиски достойного подарка. В итоге домой маг приехал как раз в то время, когда уже следовало выезжать к другу. Но разве уважающий себя дворянин покинет дом в пропыленном камзоле? Именно поэтому, как ни старался Анжей, он не успевал приехать вовремя. И сейчас, сидя в карете, маг на чем свет стоит ругал графа Барроу, который так поздно отправил приглашение, кучера, что не мог заставить коней передвигаться быстрее, и даже ярко-голубые лепестки, кружившие в воздухе.

Особняк графа Барроу находился в нескольких шеров** от столицы, и представлял собой довольно мрачную картину. Дом и прилегающий к нему сад окружала дубовая роща. Многовековые гиганты полностью скрывали готический особняк от посторонних глаз. На протяжении всего пути около дороги можно было увидеть каменные скульптуры химер – символ рода Барроу – местами покрытых плющом. Также около дороги были посажены изящные лиэты, которые цвели два раза в год: весной и осенью. Эти деревья имели небольшие ярко-голубые цветы, источающие едва заметный аромат. По легенде, которую рассказывали на ночь маленьким детям, чтобы предостеречь их от путешествий вглубь леса, лиэты были любимыми деревьями коварных сильфов. Считалось, что эти деревья являются вестниками бед. Сильфы сажали росток около того дома, который собирались уничтожить. Но разве потомственные темные маги могут верить и тем более бояться старых легенд?

Прибыв на место, Анжей удивленно отметил, что опоздал всего лишь на пятнадцать минут. И, довольный собой, он неспешно направился к главному входу.

Вышколенный лакей проводил мага в просторную залу, где многочисленные гости уже расположились. Кто-то беседовал, расположившись на мягких креслах, другие же танцевали в центре зала, те, кто не успел, поздравляли хозяина и его юную спутницу.

Увидев друга, граф Барроу поспешил в его сторону. Это был невысокий молодой мужчина, худощавый, единственным украшением которого были вечно смеющиеся глаза. На вид ему было максимум тридцать. Но мало кто знал, что возраст графа уже давно перевалил за сорок.

- Анжей! Как же я рад тебя видеть! – мужчины пожали друг другу руки, тепло улыбнувшись. – Я уж думал, что не буду достоин чести лицезреть тебя сегодня.

- Ты бы меня еще вечером известил! А где столь прелестное создание, что смогло пленить сердце такого заядлого холостяка, как ты? – маг ехидно улыбнулся, демонстрируя ровный ряд белых зубов с парой клыков.

- Я специально скрывал от тебя свои намерения. Нужно же мне было опровергнуть твои слова о моей предсказуемости! А вот и Рика – цветок моего сердца. – С этими словами граф взял под руку миниатюрную брюнетку, которая все же осмелилась подойти к новому гостю. – Это мой старый друг, граф Дариат.

- Миледи может называть меня Анжей. – Девушка невольно поежилась, оказавшись под прицелом разноцветных глаз, и даже вполне добрая улыбка не смогла смягчить эффект.

- Баронесса Арит к вашим услугам. Но для вас просто Рика. – Девушка слегка склонила голову, выказывая тем самым свое почтение.

Стоит отметить, что она не была красавицей. Анжей был более чем уверен, что не обратил бы на нее внимания, не будь она невестой его друга. Ее черты можно было назвать неправильными: выпирающие скулы, излишне полные губы, на носу имелась небольшая горбинка, а глаза были слишком близко посажены. Но ее манеры и поведение искупали недостатки внешности с лихвой. Без сомнений, она была обаятельна.

Преподнеся девушке подарок, деревянную музыкальную шкатулку, чья мелодия выражает чувства и эмоции владельца, Анжей оставил пару, дабы и остальные гости могли насладиться их вниманием. Маг разумно решил, что вытрясет всю интересующую его информацию у графа потом. Он не хотел, чтобы его нескромные вопросы услышал кто-нибудь еще.

И сейчас, прогуливаясь по залу, Анжей с интересом рассматривал гостей. Большая часть аристократии собралась сегодня в этих стенах. Исключения составляли лишь некоторые семьи, которые либо покинули столицу на время, либо подыскали себе убедительные оправдания, чтобы не присутствовать. Но и тех, и других было мало. Все же, многие горели желанием узнать, как выглядит будущая супруга графа Барроу.

В дальнем углу почтенные мужчины степенно обсуждали открытие нового сплава металла, который позволял ковать великолепные мечи, вплетая вязь заклинаний в сам металл, а не в драгоценный камень, как это делали гномы. Они с серьезными выражениями лица перечисляли все плюсы и минусы, а также возможность покупки данного экземпляра, совершенно не беря в расчет особенности этого оружия. Металл признавал хозяином лишь того, кто читал заклинания во время ковки. Но никто из этих мужчин магией не владел. Анжей презрительно фыркнул, но не стал вступать в их беседу.

Пробродив по залу около часа и поговорив со всеми приятелями, маг уже собирался переступить через себя и пригласить на танец какую-нибудь очаровательную особу. Стоит заметить, что Анжей терпеть не мог вальс. Но, так как в их обществе считалось дурным тоном хотя бы раз не прокружиться по залу, магу приходилось мириться с данным времяпрепровождением. Он направился к небольшой компании дам, собираясь похитить у них медноволосую красавицу, с которой уже не раз танцевал на прошлых приемах. Но взгляд молодого мужчины наткнулся на знакомую светловолосую макушку. Леди Фрей, расположившись у окна, о чем-то горячо спорила с дамой почтенного возраста.

Маг не мог отказать себе в удовольствии подойти к девушке. И, хоть он и не был готов к этой встрече, Анжей уверенно направился в их сторону.

- Профессор Фрей, мой внук прилагает все силы, чтобы освоить эту сложную науку. – В говорившей маг узнал одну из самых уважаемых темных колдуний, графиню Ар Лион. Некогда он брал уроки у этой женщины, чтобы пополнить свои знания в области зельеварения, а именно в изготовлении ядов.

- Но, леди Ар Лион! Если бы это было так, то он бы проявлял уважение к этому предмету. Каждый день мы наблюдаем одну и ту же картину: юноша приходит на занятия неподготовленным! Я, конечно, понимаю, что будущему стрелковому темному магу совершенно не интересны все эти цветы и ростки, но он ведет себя крайне неразумно.

- Я обязательно поговорю с ним. – Графиня вежливо улыбнулась, но по тому, как сверкали ее глаза, она вовсе не собиралась это делать. Увидев мага, женщина доброжелательно воскликнула: – Анжей, мой дорогой мальчик! Давно ты не подходил ко мне засвидетельствовать свое почтение!

- Леди Ар Лион, я считал, что вы и так знаете о моем безграничном уважении к вам! – Поклонившись даме, маг с интересном повернулся к профессору. – Не представите меня?

- Конечно, мой мальчик. – Женщина хитро улыбнулась, прекрасно разобрав, из-за чего именно к ним подошел Анжей. – Это профессор Фрей, она преподает основы целительства в Академии Поустона. А это мой бывший ученик, граф Дариат.

- Добрый вечер. – Профессор склонила голову, стараясь, чтобы новый знакомый не увидел раздражения в ее глазах.

- Значит, вы преподаете?

- Именно.

- И как вам эта работа?

- Замечательно.

Разговор не клеился. Анжей старался сохранить безмятежное выражение лица, а также избегал смотреть на девушку, прекрасно зная о действии своего взгляда в таком состоянии. Маг был в ярости. Он не привык к такому пренебрежению, но прекрасно понимал, что, если сорвется, то потом не сможет подступиться к этой светлой выскочке. Тяжело вздохнув, Анжей все же вновь заговорил:

- Быть может, вы разрешите пригласить вас на танец?

- Извините, но я вынуждена вам отказать.

- Почему же?! – маг не смог сдержать возгласа. Впервые он получал отказ. Было немного обидно, но он не собирался признаваться себе в этом. Напротив, с большей силой внутри разгоралась злость. Ему хотелось подпалить платье профессору и наблюдать, как девушка в панике будет носиться по залу, пока ткань полностью не выгорит, открывая нежную кожу. Маг даже недобро ухмыльнулся, представив эту картину, отчего профессор невольно сделала шаг назад.

- Я не танцую.

Анжей уже собирался ответить, когда до его руки кто-то дотронулся. Граф Барроу держал под руку свою невесту и добродушно улыбался. Смотря на него сейчас, нельзя было сказать, что это один из сильнейших темных магов королевства.

- Анжей, окажи услугу, составь пару в этом танце Рики. Мне нужно отойти в кабинет для одного важного дела.

- Это честь для меня!

Взяв под руку леди Рику, маг уверенно направился в центр зала, занимая место среди танцующих. Он был благодарен другу за вмешательство, ибо не был уверен, что смог бы сдержать свой гнев. Рука девушки, обтянутая в тонкую ткань перчаток нежно-розового цвета, казалась болезненно хрупкой на фоне черного пиджака Анжея. Маг сделал себе мысленную пометку, чтобы в будущем поинтересоваться у друга о здоровье его невесты.

Кружась по залу, пара привлекала к себе огромное внимание. Анжей был первым, с кем танцевала сегодня баронесса Арит. Более того, ее выбор казался странным и абсурдным. Ведь маг слыл замкнутым и мрачным человеком, с которым малознакомые люди предпочитали лишний раз не связываться.

Анжей не обращал ни на кого внимания, даже на Рику он смотрел лишь так, как того требовал этикет. Боковым зрением маг видел, как профессор Фрей покинула зал. Без сомнений, девушка решила вернуться домой. Так даже будет лучше. Нужно понаблюдать за ней. Подобраться так близко и незаметно, чтобы жертва ничего не смогла понять. И Анжей уже точно знал, как он поступит в дальнейшем.

От этих мыслей настроение резко поднялось вверх. Он даже пригласил на танец еще несколько дам, и был разговорчивее в этот вечер, чем обычно, удивляя своим поведением окружающих.

Все так были увлечены новыми открытиями этого вечера, что никто не заметил размытый силуэт около витражного окна. Серая странница хитро улыбалась, наблюдая за Анжеем. Ведь она уже тоже решила, как именно поступит с заносчивым магом.

Примечания:
*Ярсен - дневное светило в данном мире.
**Шер - мера измерения, равная примерно пяти километрам.


@темы: Шах и мат

URL
   

Записки Rover'a.

главная