Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:08 

Nebelous/Cetos

LaudBell
***********************************************************************************************
Nebulous/Cetos
ficbook.net/readfic/1873497

***********************************************************************************************

Автор:LaudBell
Беты (редакторы): Dаnte
Фэндом: ОриджиналыРейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Юмор, Драма, Фэнтези, POV, Мифические существа
Описание:
Что будет, если лучший друг узнает о скелетах, что ты так тщательно скрывал в своем шкафу? Как быть, если в череде совсем не случайных смертей обвиняют чуть не все твое окружение? Куда бежать, если на тебя устроили облаву самые настоящие охотники за иными?
Посвящение:
Всем, кто не поленится прочитать.
Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения автора.
Примечания автора:
Cetos (Nebulous - англ) - на румынском означает туманный.

Вводная лекция.

Мало кто знает, но в этом огромном мире люди не единственная разумная раса. Испокон веков бок о бок с ними живут и другие. Более сильные, быстрые, выносливые и опасные. Вы когда-нибудь слышали об оборотнях, анимагах, вампирах, русалках, феях? И это только малая часть. Когда-то о них знали все. Никому не нужно было скрываться и опасаться быть раскрытыми, но в один непогожий день все изменилось. То, что произошло тогда, уже никто не помнит. Ясно лишь одно, случилось нечто страшное и непоправимое. После того дня все остальные расы растворились во времени, оставив после себя лишь загадочные и пугающие предания, красивые и невероятные сказки. Сейчас никто не догадывается, что, например, сослуживец – лохматый оборотень, а соседка по лестничной площадке – невесомая фея. Древние расы строго следят за своими тайнами, доверяя их лишь избранным.

Меня зовут Аралис Ватирел, и я – вампир. Нет-нет. Не думайте, что я бледное и мрачное создание, боящееся солнечного света. Все те истории о кровопийцах не что иное, как вымысел. Вы думаете, мы бессмертны? Но это не так. Просто вампиры живут чуточку дольше обычных людей и стареют несколько медленней, чем они. Солнечный свет убивает нас? И это тоже ложь. Нам нельзя долго находиться на солнце из-за того, что лучи вызывают жуткое жжение со временем. Аллергия, если вам так понятнее.

Ах, да. Мое имя слишком приметное среди людей. Но не стоит удивляться, в обществе я – Артур Витольев, студент, недоэкономист и разгильдяй. Моя жизнь больше похожа на игру в кошки-мышки, в которой немаловажную роль играют охотники. Или вы думали, что «одалживание» крови у людей так легко сходит нам с рук? Но не будем забегать вперед. Я хочу, чтобы вы погрузились в мой мир, стали мной. Я заинтриговал вас? Тогда перелистните страницу! И я расскажу вам все…

Скелеты в моем шкафу.

Солнце проникало сквозь плотные шторы, неприятно светя в глаза, вырывая из нежных объятий Морфея. Неужели уже утро?! Вставать совершенно не хотелось. А в голове зарождалась робкая надежда на то, что еще можно поспать хотя бы часик. Сомнения развеял настойчивый писк будильника. Бакки приземлился на щеку, обжигая кожу горячими лапами, и монотонно принялся прохаживаться по лицу. Маленький паршивец. Вообще, драконята все очень вредные, настойчивые и эгоистичные, этими качествами они компенсировали свой маленький рост, не больше спичечного коробка. Но Бакки превосходил все ожидания! Вот и сейчас, видя, что я не реагирую, он принялся методично грызть мое ухо, возмущенно сопя.

Скидываю несносное создание и на автомате иду в душ. Ледяные капли прогоняют остатки сна, придавая мозгу более менее адекватное состояние. Замираю перед зеркалом, удивленно смотря, как Бакки пытается сделать «уточку». Дракончик, увидев, что на него смотрят, поменял свой черный цвет на темно-фиолетовый и ретировался на кухню.

Надеваю джинсы, берцы и футболку с длинными рукавами, которая великолепно прячет татуировки. Заскакиваю на кухню, чтобы на ходу перекусить плиткой горького шоколада, являющейся чуть ли не единственной пищей, которую ем помимо крови. Бакки, запихивая в рот кусочек побольше, неохотно подлетает ко мне, превращаясь в цепочку с кулоном в виде дракона. Так, кажется, ничего не забыл…. Взяв с полки телефон и проведя рукой по короткому ежику светлых волос, покидаю квартиру.

Ехать на учебу совершенно не хотелось, тем более машина была в автомастерской, а это значило, что придется постоять на остановке, в надежде запихать свою бренную тушку в общественный транспорт. Ожидая свой автобус, затягиваюсь сигаретой. Я не ощущаю наслаждения от курения, всего лишь легкая щекотка где-то внутри. Никотин не действует на мой организм, как и большинство препаратов. Прибегаю к мерзкой привычке из-за желания полюбоваться, как люди будут морщиться и всячески демонстрировать, что им неприятно ощущать аромат табака.

Умудряюсь занять сидячее место, опередив дамочку лет тридцати со следами жизни на лице.

- Молодой человек! Как вам не стыдно?! Неужели вас не учили уступать место женщинам? – слегка пропитый голос болью отдается в чувствительных ушах.

- Почему же? Учили. Вот сейчас вон та очаровательная леди подойдет поближе, и я с радостью предложу ей присесть! – кивком указываю на хорошенькую блондинку, робко ютившуюся у дверей. От моих слов ее щеки приобрели розовый оттенок.

- Да вы хам!

- Все может быть. – Демонстративно надеваю наушники, прибавляя звук на максимум, и отворачиваюсь к окну.
Женщина еще что-то говорит, но ее практически не разобрать из-за музыки. Тяжелый рок отбивает ритм, кажется, даже в пятках, но иначе я бы слышал все, о чем вопила ненормальная.

Первые две пары пролетели незаметно. Ужасно хотелось кофе. Аромат зерен настолько сильный, что способен заглушить прочие запахи. И это сейчас было мне необходимо. Валя, моя одногруппница, порезалась бумагой. Сладковатый аромат первой отрицательной заставлял живот призывно урчать. То и дело посматриваю на девушку, отчего та начинает хмурится. Приходиться придумать байку, что не переношу вида крови. Ну а что? Нужно же как-то объяснить свой повышенный интерес. Не мешкая, отправляюсь в столовую, стараясь не вспоминать об аппетитных алых каплях.

Замечаю за одним из столиков миниатюрную брюнетку. Она сидит в компании подруг, держа в руках вожделенную чашку. Падаю на соседний стул, отбирая сосуд с горячим напитком, и делаю несколько торопливых глотков. Конечно же, обжигаюсь и начинаю часто дышать. Но взамен сочувствия в морской зелени глаз плещется возмущение и неприкрытое ехидство.

- Ара! Я тебя точно когда-нибудь прибью за твое хамское поведение! – девушка сердито сопит, но чашку возвращать не торопится.

- Я тоже рад тебя видеть, Вась. – С удовольствием вдыхаю аромат, блаженно разваливаясь на стуле.

Василина или для друзей Васька была моим другом детства. Раньше мы жили в одном дворе, но даже после моего переезда не перестали общаться. Обычный, ничем не примечательный человек, со своими тараканами и мечтами. Но она была единственным из людей, с которым мне было хорошо. Остальных я воспринимал по большей части как ходячий обед, не более. Слегка самонадеянно, не спорю, но зато честно.

Почему я отношусь к ней так? Все просто. Наше знакомство выдалось немного необычным и запоминающимся. Начнем с того, что я был жутко вредным и капризным ребенком. Ну ладно хорошо, я и сейчас такой. Так вот, в теплый погожий денек я увлеченно ломал куличики из песка, наслаждаясь плачем детей, которым не нравилось, что их труд так нагло портят. Как вдруг, откуда ни возьмись получил лопаткой по спине, а звонкий девичий голос говорит о том, что так делать нельзя. В той баталии мы сломали песочницу. Как умудрились - до сих пор загадка. Но совместное наказание пошло на пользу. С тех пор мы стали не разлей вода.

Протягиваю ей недопитый кофе, стаскивая кусочек шоколадки.

- Можешь оставить себе. Я больше не хочу. – Девушка демонстративно отворачивается, но видно, что она больше не злится.

Ее подруги буквально раздевают меня глазами, раздражая кокетством. Жутко льстит, но ощущаю себя дорогой машиной, судьба которой еще не решена. Купить или нет?

- А почему Ара? Такое странное прозвище! – девушка, смущенно улыбаясь, ловко стреляет глазами. Видимо, новая знакомая. Ее раньше не было в компании Васьки.

- Потому что он, как попугай, любит блестюшки и покричать. – Вася ехидно улыбается. Девушка прекрасно знает, как я реагирую на не слишком умные вопросы, и спешит спасти свою знакомую.

- Правда? – сколько же можно задавать глупые вопросы?

- На все сто! – отворачиваюсь от компании девушек, обращаясь уже только к подруге. – Вась, я не смогу тебя сегодня забрать после курсов. У меня машина не работоспособна.

- Ну ладно, не страшно. Я Вадика попрошу.

Киваю на прощание и покидаю столовую. Вадик – это новый Васин ухажер. Странный тип, но классифицировать его еще не смог. Он точно не человек. От людей по-другому пахнет. Пот, кровь, мыло и самое главное – эмоции. От Вадика эмоциями не пахло. А они играют немаловажную роль в восприятии. Например, от Васьки пахнет цитрусами и солнцем. От нашего преподавателя по экономике, довольно странного и мрачного типа, яблочным мылом и дождем. А от охранника, что дежурит в холле университета, дешевым пивом и землей. Вадик пах дорогим одеколоном и виски, и все. Сколько я не внюхивался, почувствовать ничего не смог.

Останавливаюсь посередине коридора, с сомнением смотрю на дверь аудитории, в которой должна пройти лекция. Рядом останавливается Кит, русал по происхождению, мой друг по совместительству.

- Пошли в кино?

- На что? – он также с сомнением оглядывает дверь.

- На "Первого Мстителя".

- Пошли! – парень резко разворачивается к выходу и чуть ли не бежит на улицу. Посещать лекцию одного из самых нудных преподавателей в универе не хотел никто. Я сомневаюсь даже, что он бы отказал, позови его хоть на женскую мелодраму.

***


Уже было довольно поздно. Редкие фонари едва освещали пустынную улицу.

- Что б вас. Ни черта не видно! – споткнувшись об очередную ветку, Кит злобно сверкал пронзительно синими глазами, которые еле заметно начинали светиться. – Хватит лыбиться, клыкастая морда!

Но продолжиться нашей перепалке не дал громкий крик. Он доносился из ближайшего переулка. Не сговариваясь, мы рванули туда. И, стоит признаться, весьма вовремя. Огромное мохнатое чудовище нависало над хрупкой женской фигуркой. Помесь оборотня и миарвы. Очень опасное и неконтролируемое животное. Оно появлялось в результате заражения крови. Миарва – ядовитая чешуйчатая тварь, похожая на змею, но только у нее имелись крылья. Она наносила укус жертве, впрыскивая яд, который разъедал плоть. Обычный человек умирал в течение десяти минут, но вот другие существа… Мы реагировали иначе, и совершенно неважно, кто ты, вампир, фея или леприкон. Ты становился монстром, управляемым только жаждой добычи.

Бакки перетек в два полупрозрачных клинка, которые остро поблескивали в свете луны. Клыки вышли на всю длину, серые глаза налились алым. Из горла прозвучал приглушенный рык, полный угрозы. Рядом Кит ощетинился ядовитыми пластинами и наростами, в его руках серебром сверкал хлыст. Монстр дернулся, молнией разворачиваясь в нашу сторону. Издав рев, полный зловония, он прыгнул на нас.

Привыкшие работать в паре, мы действовали слажено, подстраховывая друг друга. Воздух рассекла серебряная молния, и на тротуар упала обрезанная рука. Чудовище взвыло от боли и с новой яростью бросилось на нас. Через пару минут все было кончено. Тело монстра с шипением испарялось, будто его разъедала кислота.

- Теперь мне точно требуется кровь… - устало потираю виски и разворачиваюсь к девушке, чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Также следовало дать ей немного зачарованной воды, которая превратит ее воспоминания об этом событии всего лишь в страшный кошмар.

- Артур?! – ночной воздух разрезал на удивление знакомый голос. И вот я уже смотрю в морскую зелень глаз.

***


Невероятно алые глаза смотрели на меня с удивлением и даже страхом. Из-под тонких губ выглядывали острые клыки. Клинки втягивались в руки или, быть может, они просто растворялись? Кофта была местами дырявая и грязная. Артур тяжело дышал после схватки с монстром.

- Васьк… я… - Ара замолчал, устало опустив голову. Когда он вновь взглянул на меня, то глаза уже были вновь серые, как грозовое небо. – Я не хотел, чтобы так.

А я стояла посередине улице и никак не могла понять. Что, черт возьми, тут только что произошло?! Тот человек, которого я знала с детства, сейчас оказывается вовсе и не человек. Получается, я лишь думала, что знала его!

Артур сделал неуверенный шаг по направлению ко мне. Это заставило меня отшатнуться.

- Не подходи! – я боюсь его? Или это страх не перед ним, а перед чем-то непознанным?

- Василина, хватит вести себя как дура. Неужели ты думаешь, что я сейчас тебя схарчу тут?

- А разве нет? – кажется, стресс сказывается на моем восприятии, потому что вопрос прозвучал удивленно и даже разочарованно.

- Столько лет не трогал, а тут на тебе. Спас только для того, чтобы самому съесть. Не неси чепухи. Тебе не идет. Хотя если ты хочешь стать моим ужином, то милости прошу! – наглая самодовольная улыбка, которую я терпеть не могла еще с малых лет, вернула меня в нормальное состояние. Он прав, кого мне опасаться? Парня, который в детстве защищал меня? Который носил мне конфеты и тайком пробирался в квартиру через балкон, когда я была под домашним арестом? Или который на спор весь день в десятом классе ходил в женском платье и на каблуках, с париком и макияжем?

- И ты молчал! Столько времени ты мне ничего не рассказал! – ярость, злость и обида комом поднимались внутри, призывая покарать обидчика. И вот я уже не пячусь, а наступаю на парня, тыкая в грудь острым ноготком.

***


С удивлением наблюдаю, как страх и удивление сменяются злостью и гневом. От неожиданности начинаю пятиться от рассерженной девушки, которая перешла от слов к делу. Меня наглым образом принялись избивать, совершенно забыв, что я вроде как опасный и злой вампир.

- Васька! Прекрати! – прячусь за спину Кита, который тоже огребает от хрупкой брюнетки. – Мы тебя спасли, а ты нас так благодаришь?! – Теперь от девушки убегаю не только я. Василина принялась орудовать сумочкой.

- Благодарить? За ложь? За лицемерие?! Да я тебя сейчас тут же прикопаю! – получаю сумкой по голове и ныряю за столб. – И тебя прикопаю! – девушка ударяет Кита и останавливается. Тяжело дыша, окидывает нас грозным взглядом.

- Вась, извини, но я не мог тебе рассказать!

- Почему?

- И как бы ты отреагировала? Да ты бы шарахаться начала! Да и нельзя было…

- Ладно. Я жду объяснений!

- Бить будешь?

- Нет.

- Тогда пошли на лавочку. Я устал.

Наша троица устроилась на деревянной скамейке в ближайшем сквере. Жажда драла горло. А инстинкты нашептывали, что у девушки очень аппетитно бьется жилка на шее. Да и у Кита кровь не менее вкусная… Трясу головой, отгоняя столько крамольные мысли.

- В мире не только люди живут…

- Это я уже поняла!

- Будешь перебивать, покусаю. Так вот. Существует много других рас, все перечислять не буду. Например, Кит – русал, а я – вампир…

Спустя примерно полчаса я закончил свою лекцию о волшебном мире.

- Мир, в котором живут иные расы, называется Туманным. Он граничит с миром людей и находится на одной планете. Просто нужно знать эти места, нетронутые людьми.

- Интересно… А покажи клыки, они какие? – послушно выполняю просьбу, мечтая поскорее отправиться на охоту. Вася с интересом рассматривает мои зубы, а затем проводит по ним пальцем.

- Вася! – Возмущенно смотрю на девушку. – Хочешь, чтобы, и правда, откусил что-нибудь? Я есть хочу! Даже не есть, а жрать! Убери свои загребущие ручонки от меня и сядь с другой стороны!

- Почему с другой?

- Ветер будет твой запах уносить. Иначе я рискую захлебнуться в слюне.

Василина с пыхтением пересаживается, продолжая меня с интересом разглядывать. Появляется мерзкое ощущение, что я экспонат на выставке.

- Постой-ка. А где твой Вадик? Гадость, что напала на тебя - это он?

- Нет! Ты что? Вадик уехал в командировку, сказал, прилетит через пару дней. А это была гражданка без определенного места жительства. – Васька передергивает плечами. – Ребят, проводите домой, а? Я спать хочу.


Проводив неугомонную девушку до дома и распрощавшись с Китом, я направился на поиски пропитания. Приходилось тратить неимоверные усилия, чтобы не дать инстинктам полностью завладеть мной. Навстречу мне шла невысокая блондинка, та самая, которая ехала вместе со мной в автобусе.

- Добрый вечер! – приветливо улыбаюсь ей. – Не боитесь так поздно ходить одна?

- Нет, что вы! Я недалеко живу. – Блондинка кокетливо улыбается, от нее исходят волны... желания? Удивила. А ведь с виду, такая скромная девушка. Ну что же. Тем легче мне будет.

- Тогда вы, быть может, позволите мне вас проводить? – пользуюсь вампирским обаянием, приправленным немного силой внушения.

- Я была бы рада.

Девушка, и правда, жила недалеко. Уверенно прижимаю ее к стене, начиная целовать. Стараюсь медленно спуститься к шее и с урчанием вонзаю острые клыки в горячую плоть. Слышится приглушенное восклицание. Немного сладкая жидкость быстро распространяется по организму, принося облегчение и сытость. Третья положительная, с легкой примесью карамели. Девушка, видимо, та еще сладкоежка.

Насытившись, подхватываю тело на руки и заношу в подъезд. Следует доставить ее домой. Наутро для нее это будет всего лишь сном. А также почему-то будет болеть голова. Но эта малая цена за потерю. Ведь иногда вампир просто не в силах остановиться вовремя.

***


Город был полностью во власти ночи. Размытый силуэт уверенно шел по направлению к частным участкам. Незнакомец проникает на территорию одного из домов. С легкостью заходит в дом и проскальзывает в спальню. Пожилой мужчина ничего не успевает сделать, тряпичной куклой падая на пол. Незнакомец подхватывает свою добычу и растворяется в ночной мгле.

На утро во всех новостях появится объявление о том, что этой ночью пропал всеми уважаемый бизнесмен крупной компании, чья сеть ресторанов быстрого питания раскинулась по всему городу. А еще через день его тело найдут в центре пентаграммы на крыше небоскреба. Растерзанное, обескровленное и без ушей.

Во власти запахов.

Солнце ласково выглядывало из-за редких облаков, приветливо выпуская строй ярких лучей. Василина сидела на парапете, беззаботно болтая ногами, и смотрела, как в реке отражается ярко-голубое небо. По набережной гуляло много людей, все спешили покинуть душные офисы и дома, чтобы окунуться в прохладу легкого ветерка. Волга призывно сверкала водной гладью, маня окунуться в темно-синюю воду. Но воздух был еще слишком холоден для такого опрометчивого поступка.

- Значит, ты определяешь людей еще и по запаху?

- Верно.

- Тогда… - Васька обводит набережную придирчивым взглядом и затем указывает кивком на маленькую девочку, которая торопилась догнать маму. – Чем пахнет она?
Принюхиваюсь, стараясь почувствовать все до мельчайших подробностей. Отсеиваю ненужные запахи и только потом выношу вердикт.

- Она пахнет молоком, маслом, сливочным маслом, если быть точным, и весной. Но она еще маленькая, годам к шестнадцати запах переменится.

- А вон тот мужчина?

- Виски, сигареты и туман.

- Как пахнет туман?

- Грустью.

- Это не ответ. – Василина качает головой. – Что значит грустью?

- Я не могу объяснить. Просто запахи эмоций перемешиваются, и сильнее всего выделяются грусть и печаль. Они странные, чувствуя их, невольно сам становишься печальным. Это надо почувствовать, словами не передать.

- А чем пахну я? – Васька с любопытством ожидает ответ.

- Ты? Цитрусами, в особенности лимоном и лаймом, а также солнцем.

- Поясни!

- Солнце, оно ассоциируется с радостью, весельем и счастьем. Приносит в душу спокойствие и умиротворение. – Замолкаю, думая о том, что очень мало людей пахнет солнцем. За свою жизнь я встречал только двух. Это особенные люди, рядом с ними каждый чувствует себя хорошо. – Вот и ты, такая же палящая и неугомонная, как веретено, ей-богу!

Васька хотела что-то возразить, но ее прервал звонок мобильного телефона. Одна из песен Godsmack заставила вздрогнуть мимо проходящих бабулек.

- Вадим? – Васька спрыгнула с насиженного места и отошла немного в сторону. Поговорив с молодым человеком, она вновь вернулась ко мне.

- Неужели ты его не игноришь? – издевательски поднимаю брови.

- Представь себе!

- Что говорит?

- Сказал, что все отменил и прилетает сегодня. Вроде какие-то неотложные дела появились в городе.

- Молодой человек, будьте любезны, покажите документы, удостоверяющие личность. – К нам подошли доблестные стражи порядка, обладающие уже достаточным подтверждением того, что они исправно несут свою службу. Больше похожие на пару колобков, они устало вытирали пот со лба.

- Вот, пожалуйста. – Протягиваю требуемое, нахально разглядывая полицейских.

- Давно пора всех этих изуверов задержать! – какая-то бабулька грозно сотрясала воздух тростью. – Вы только посмотрите, как он выглядит! Волос нет! Одежда вся какая-то, как из мусорного бака! (бросаю взгляд на майку и джинсы, вроде все чистое и даже глаженное) Срамные рисунки на теле! (вновь оглядываю себя, только теперь уделяю внимание торсу и рукам) И музыку слушает дьявольскую! Я вам говорю, сатанист это! – удивленно смотрю на бабульку, мысленно вспоминая, когда я успел ей нахамить, что она так невзлюбила меня?

- Простите? – удивленно смотрю на божий одуванчик, не понимая, что все-таки происходит. Но порыв ветра доносит до меня запах этой бабушки. От нее пахнет болотом, репейником и тиной. Мавка. Житель болот, люто ненавидящий вампиров.

Полицейский отдает мне паспорт, подмигивает Ваське и уходит в поисках следующей жертвы, его напарник неохотно следует за ним. Бабулька недовольно морщится и грозит тростью. Собирается уходить, но резко останавливается.

- Слышь, соколик, ты бы поостерегся. Неладное в городе происходит. Новости смотрел? Одного из эльфов прихлопнули, как букашку. При обряде. – Она говорила быстро и нервно, периодически облизывая маленькие клыки, которые обычный человек навряд ли бы увидел.

- Да ладно вам. Это эльфам остерегаться надо!

- Побереги клыки и не зубоскаль. Опасность грозит всему туманному.

Мавка спешно покидает набережную, оставляя после себя шлейф из болотных трав.

- О чем она?

- Не знаю. Но думаю, новости стоит посмотреть. Странная она…

Вечером, придя домой, я с удовольствием развалился на диване, бездумно пролистывая каналы. Бакки сидел в горке обкусанных крекеров и сыто посапывал на спине. Попав на вечерние новости, я просто не смог перелистнуть дальше.

- Было найдено тело пожилой женщины. Она скончалась при странных обстоятельствах. Такая же пентаграмма, как и при смерти известного бизнесмена Виктора Сергеева. По данным, у пожилой женщины вырезали два ровных прямоугольника на шее. Более подробную информацию нам не сообщают. Ясно одно, в городе орудует нечто пострашнее маньяка.

На экране появилась фотография давешней старушки. От удивления роняю пульт на сопящего дракончика, и, не обращая внимание на громкий писк и вспышки пламени, стрелой выбегаю из комнаты.

***


Нетерпеливо топчусь перед дверью, жду, когда же Васька откроет. Бакки злобно сверкает глазами с плеча, периодически кусая за ухо. Простить тяжелый пульт он не в силах.

- Ара, заходи, наконец, уже! Ты же знаешь, что не заперто.

Влетаю в квартиру, на ходу скидывая кросы. Дракончик со счастливым попискиванием падает рядом с тарелкой, на которой лежал еще горячий пирог.

- Что у тебя там случилось? – Васька мыла посуду, стоя спиной ко мне.

- Поищи в интернете новости об убийствах! Найдешь много интересного. А я пока чайку попью. – Глупая привычка, приходя к Васе, пить чай, но никак не могу от нее избавиться. Хотя уже нет необходимости притворятся нормальным.

- Сейчас поставлю чайник. Ой! Какой очаровательный! – девушка с умилением смотрит, как Бакки откусывает прям от пирога, пачкаясь в яблочном повидле.

- Это Бакки.

- И кто он такой?

- Это хранитель. У каждого он свой, например, у Кита – это маленькая ящерка, которая обычно притворяется каффом. Хранитель является отражением души своего хозяина. И не у каждого он есть. Никто уже не помнит, по какому правилу появляется это существо у того или иного. Просто в одно прекрасное утро ребенок видит у себя на подушке небольшое яйцо, как перепелиное. Через неделю появляется хранитель. Вась, ты чай обещала!

- Подождешь! – девушка недовольно отмахивается от меня, доставая из шкафа вазочку с шоколадными конфетами. Ставит ее перед дракончиком и с умилением смотрит, как этот проказник зарывается с головой в шоколад, чуть ли не лопаясь от счастья.

- Типичная девушка! Стоит увидеть животное и все, начинается: «Мимими! Какая прелесть!» - передразниваю, хитро смотря, как Васька чуть ли не скрипит зубами. Какая девушка любит, когда ей говорят, что она как все? Васька резко выпрямляется и достает из шкафчика несколько зубчиков чеснока.

- Смерть твоя пришла, клыкастик! – От ее дальнейших действий мой мозг ушел в отпуск, ибо увиденное шокировало его настолько, что оставаться в этом безумном мире он больше не мог. Василина с маньячным блеском в глазах пыталась накормить меня чесноком. Получив коленом в стратегически важное место, я рухнул со стула на пол, не удержав равновесия. Девушка упала следом, придавливая своей тушкой. Наивная. Пытаюсь скинуть ее с себя, но Васька ловко умудряется запихнуть пару зубчиков чуть ли не по самые гланды, перед тем как оказаться на полу.
Вскакиваю на ноги, отплевываясь от этой несусветной гадости. Поднимаю глаза на девушку, которая сидит на полу и пристально смотрит на меня, видимо ожидая, когда чеснок начнет действовать.

- Больная?

- Почему ты еще живой?

- Точно больная… Книжек начиталась? Чеснок – это чушь. Мне на него фиолетово. И вкус чувствую такой же, как и люди. – Подаю руку Ваське, помогая встать. – Я слышал много историй о том, как люди пытались избавиться от вампиров, но накормить чесноком и избить! Ты первая, Вась! Вручить тебе премию? – нагло улыбаюсь, смотря, как девушка мило краснеет.

- Главному лоху города?

- Какую пожелаешь! Как говорится, любой каприз за вашу кровь!

- Там вроде не так, если мне память не изменяет.

- Не суть. Тащи чай, пока Бакки все конфеты без нас не съел.


Развалившись на диване, размешиваю чай и наблюдаю, как вытягивается лицо Василины по мере прочтения статьи.

- Невероятно! Почему мне напоминает это какой-то странный ритуал?

- Может кто-то его и исполняет?

- Но зачем? Смотри, у эльфа забрали уши, верно?

- Верно.

- А у мавки что? Что у нее там было?

- Жабры?

- Возможно… - девушка отбивает пальцами ритм по деревянной столешнице. – Нам нужно поговорить с кем-нибудь знающим! У мавок же должен быть кто-то вроде главного?

- Да. – С опаской смотрю на неугомонную подругу, которая, похоже, вообразила себя великим сыщиком. – А что?

- Мы пойдем к нему! Или к ней? Ну, не суть. Собирайся!

- Вася, они меня убьют там!

- Ты же сильный! Ты – вампир!

- И что? Думаешь, я устою против толпы озверевших дамочек? – ехидством в моем голосе можно было приправить пару вагонов.

- Убежим. И потом я же с тобой пойду! А почему дамочек-то?

- У них матриархат.

- Ара!

- Нет!

- Артурчик!

- Нет, я сказал!

- Арт…

- Нет.

- А за шоколадный торт?

- Нет. – Уже не так уверенно, шоколад я все-таки люблю.

- Плюс Машка из соседнего подъезда?

- Что?!

- Ну смотри, я ее в гости приглашу, ты ее укусишь. Поешь, а потом скажем, что она просто сознание потеряла. Ну, там по обстоятельствам!

Открыв рот, смотрю на эту сумасшедшую. Так меня еще никто не удивлял!

- Черт с тобой. Но только больше никаких Маш!

- Уррра! Я увижу логово мавок! – ну настоящее дите, ей-богу.


На часах полдесятого вечера. Три силуэта продвигаются сквозь бурелом, периодически слышна приглушенная ругань. Да, да, это были мы.

- Гадство! – Кит останавливается, потирая ушибленный лоб.

- Такими темпами ты будешь, как палитра. – Также останавливаюсь рядом, не горя желанием идти дальше.

- Чего стоим? Кого ждем? – наш конвоир нетерпеливо подталкивает в спины.

- Вааась, может ну его?

- Еще чего!

- Лина, Аре там и правда не поздоровится. – Кит с надеждой смотрит на девушку, но видит полную безнадегу и молча идет дальше.

Кит некогда пытался ухаживать за Василиной, они даже вроде сходили на пару свиданий, но потом у них все заглохло. Хотя иногда я замечаю, как русал смотрит на девушку. Так смотрят на тех, кто значит нечто большее, чем просто друг или знакомый.

- Прибыли! – Кит останавливается перед небольшим, но невероятно красивым озером. Темная, даже скорее обсидиановая вода сверкала в лунном свете. Камыши и кувшинки придавали еще большей таинственности, а ивовая роща делала это место поистине волшебным.

- Какая красота!

- Нырять придется… Надеюсь, плавать все умеют? – и Кит подходит к самому краю воды, почти доставая ее ботинками. Раскинув руки в стороны, он прикрыл глаза. Водная гладь покрылась рябью, а блики луны постепенно складывались в круг, пока не оказались практически у самого края озера. – А вот и дверь. Дамы, вперед!

- Позер. – Насмешливо отстраняю русала, снимаю толстовку и первым ныряю в холодную воду. Темнота поглощает сразу же, а потом выплевывает в просторный зал. В самый центр, перед огромным троном, на котором сидела зеленоволосая женщина лет тридцати на вид. Следом появились Кит и Васька.

- Так, так, так. Вампир, русал и человек. Странная компания. – Глава общины пристально разглядывала нашу троицу.

- Примите наше уважение, госпожа! Мы прибыли с миром и чистыми помыслами. – Как существу, связанному с водой, мы доверили Киту право вести переговоры.

- Неужели? Давно кровопийцы не набирались такой наглости, чтобы заявиться к нам.

- Простите нас, если это возможно. Но вы единственная, кто может дать ответы нам на вопросы, что терзают нас.

Глава плавно поднялась с трона, отчего шелковая ткань зазмеилась по телу, подчеркивая стройность.

- Мерзкое отродье с кучей изъянов. Ошибка природы… - женщина выплевывала эти слова, смотря на меня изучающе с долей неприязни и отвращения.

- Вы ошибаетесь, леди. Я идеален! – Смело смотрю в ей в глаза, хамовато ухмыляясь.

- Чем докажешь?

- Это аксиома, леди.

Женщина зло одергивает подол платья.

- Что вы хотели узнать?

- Убийство мавки. Ее использовали в ритуале?

- Верно.

- В каком?

- Никто не может сказать. Да я бы и не сказала тебе этого, если бы знала. Кому угодно, но только не тебе!

- Почему вы так ненавидите вампиров? – голос Василины звучит резко и вызывающе. С шипением выдыхаю воздух. Мы же сказали молчать этой несносной девчонке!

- Глупая, наивная девочка. Ты еще не знаешь, с кем связалась! Посмотри на него! Ты думаешь, это милый, красивый мальчик? Это жестокий убийца, рожденный, чтобы уничтожать непохожих на него. И я не удивлюсь, если следующим его обедом станешь именно ты.

- Неужели это правда? – резкая догадка бьет по голове не хуже молота. – Неземная любовь, но вампир слишком молод, и поэтому не в силах сдержаться при особо сильном приступе голода. Он убивает свою возлюбленную. Я прав? – вижу, как смертельно бледнеет глава. – Я прав. Сестра? Мать?

- Дочь… - женщина буквально выдыхает это слово, мелко трясясь в немой ярости. – Ей было семнадцать. Всего лишь семнадцать! А он, этот мерзкий, жестокий кровопийца, убил мою девочку! Я ненавижу вас! Слышишь?! Ненавижу! – глава уже стояла напротив меня, выкрикивая последние слова в лицо. – Но я помогу вам. Потому что опасность грозит не только вам, она грозит каждому жителю Туманного. Наталию убил не человек. Ее использовали в одном древнем и опасном ритуале. Леприкон Кирс может знать. Но его поймать непросто. А теперь убирайтесь, если через пять минут вы будете все еще в воде, то я не отвечаю за действия своих подчиненных. Им тоже надо как-то питаться.

Когда белесая дымка от заклинания Кита поглощала нас, я видел, как устало опустились плечи главы, как ее глаза практически полностью утонули в горе и ненависти. Она пристально смотрела мне в глаза. Мавки живут долго, умирая годам к двумстам. Но их главы, они живут намного дольше. Занимая столь ответственный пост, они наделяются силой, которая продлевает их жизни на несколько сотен лет. И эта женщина будет еще долго помнить и оберегать свое горе.

Нас не догонят! Или догонят?!...

Делаю долгожданный вдох. Воздух обжигает легкие, приятно покалывая. Оглядываюсь в поисках еще двух голов. В метре от меня показывается темная макушка. Васька шумно сплевывает воду и начинает оглядываться. Рядом выныривает Кит.

- Быстрее к берегу передвигаемся! Там толпа мавок с жаждой крови плывет. – И, показывая пример, устремляется к берегу. Темно-синий хвост периодически мелькает над водой, отчего Вася завороженно плывет следом с явными намерениями потрогать.

Когда до берега остается меньше пары метров, и я уже буквально ощущал мелководье, цепкие ручонки с силой вцепились в мои ноги. Едва успев задержать дыхание, ухожу под воду. Наугад пинаю ногой, и, оправдывая надежды, по кому-то попадаю. Тянуть на глубину сразу же перестали, послышался возмущенный вскрик. Мельком замечаю размытые женские фигуры и озлобленные, искаженные лица. Желание выбраться на сушу с еще большим рвением подталкивает в нужном направлении. Бакки распыляет нечто похожее на чернила, из-за чего дамочки начинают протяжно выть, выпуская пузыри, но ближе не подплывают. Словно ошпаренный, вылетаю из воды, попутно вытаскиваемый еще четырьмя руками наружу.

- Нас не догонят! Нас не догоняяяят! – с перепугу начинаю пританцовывать на суше, показывая различные жесты озеру и получая в ответ не менее дружелюбные высказывания из воды.

В какой-то момент путаюсь в кофте, что оставил на суше, до того как уйти в портал, и падаю в ворох листьев. И надо признать - вовремя. Обсидиановая стрела со свистом впивается в дерево. Точно там, где пару секунд назад была моя голова. Не мешкая больше не секунды, подхватываю Ваську и устремляюсь в темный лес. Следом топает Кит, возмущаясь, что мог бы остаться в воде, а не устраивать гонки в лесу.

- Если не перестанешь меня так тянуть, то ты оторвешь мне руку!

- Слишком медленно бегаете, леди! – от моего рыка девушка спотыкается, но дальше бежит уже молча.

Выбегаем на поляну, где оставили машину. Забираемся внутрь и, вдавливая педаль газа в пол, срываемся с места. Будто КАМАЗ на ралли Дакар, устремляемся к шоссе. Машину безумно жаль, но жизнь дороже. Вылетаем на дорогу, чудом не врезаемся во встречку.

- Шумахер фигов… - Васька вцепилась руками в дверную ручку так, что костяшки побелели. Кит на заднем сиденье судорожно пытался пристегнуться.

- Кажется, нет погони. – Парень расслаблено откинулся на спинку, сдувая синюю прядь волос. – Притормози и попетляй по городу чутка.

- Да в курсе. До дома довезти?

- Спрашиваешь еще? Устал, как собака! И воняю мавками…

- Мавками? – Васька вопросительно развернулась к Киту.

- Да! Не смотри так. Русалки и мавки недолюбливают друг друга. Эти жители болот завидуют нам черной завистью. Мы-то обитаем в чистых водоемах только или океанах, морях. А им туда путь закрыт. Нечисть, что с них взять.

- Нарцисс!

- Святоша?

Всю оставшуюся дорогу ребята шуточно ругались. Мы неслись по безлюдным улицам. Изредка попадались и другие машины - такие же припозднившиеся гуляки, как и мы. Неоновые огни делали город ожившей сказкой, которую не хотелось покидать. Я любил ночь. Да и как вампир может не любить темное время суток? Это наша стихия. Это наш дом. Только ночью мы ощущаем себя в безопасности. Пропадает легкая нервозность, которая является нашим постоянным спутником днем. Взамен ей приходит умиротворение и охотничий азарт. Хочется бежать по пустынным улицам, выслеживать жертву, загонять ее в угол. Как жаль, что ночь имеет свойство заканчиваться.

- Кит, выползай, приехали. А то надоели со своим балаганом. – Парень вываливается из машины, махая рукой на прощание, и скрывается в подъезде.

Трогаюсь с места, намереваясь отвезти Ваську домой.

- Кто это был?

- Ты про стрелу?

- Да.

- Охотники.

- Мне это ничего не говорит!

- Не кипешуй, мелкая. Сейчас все расскажу. – Выруливаю на Московское шоссе, краем глаза наблюдая, как девушка смешно злится. – Еще до того как Туманный полностью скрылся от людских глаз, многие из нас подвергались нападениям. Люди завидовали, хотели обладать тем же, что и мы. Потом что-то произошло, старейшие из нас оберегают эту тайну больше, чем свою жизнь. И нас стали истреблять. Горстка людей смешала свою кровь с нашей, став побратимами. Но после раскола эти люди стали воевать против нас. Имея способности немногим хуже наших, они использовали специальное оружие, в которое вплавлялся обсидиан. Этих людей прозвали охотниками за иными. Во всяком случае, так рассказывают нам. А как оно было на самом деле, кто его знает?

- В смысле, смешали?

- Эта процедура занимает не так много времени. Разрезаются ладони, затем совершается рукопожатие, тем самым, кровь взаимопроникает, награждая человека определенным набором качеств. Все зависит от того, с кем смешивается кровь. Мы доверились им, наградили частью способностей, а они жестоко отомстили нам за доверие.

В тишине доезжаем до Васькиного дома.

- Как поднимешься, позвони. Пока внизу постою.

- Как скажешь. – Девушка расстёгивает ремень, но замирает, пораженно смотря на дверь подъезда. – Вадик? Что он тут делает, черт возьми?

- Пошли, узнаем. – Выбираюсь из машины, морщась из-за мокрой одежды. Ветер обдувает голый торс, напоминая, что кофту я оставил в лесу. Любимую. Вот демоны!

- Вадик! – девушка дружелюбно улыбается. Парень собирается ее обнять, но замечает, что девушка вся мокрая. Переводит удивленный взгляд на меня и, увидев, что я не совсем одет, еще больше поднимает брови.

- Что случилось? Почему вы в таком виде? Василина?

- Почему сразу я? – Васька мило краснеет.

- Правильно, в этот раз я виноват. – Протягиваю руку для пожатия. – Мы гуляли по набережной. Увлеклись немного и скатились в воду. – Улыбаюсь во все тридцать два, хитро оглядывая девушку.

- Увлеклись? А я думал, вы друзья… - Вадик ошарашенно переводит взгляд с одного на другого, больше, чем нужно, задерживаясь на татуировке дракона, что красовалась на моем плече.

- Артур! – получаю подзатыльник и отхожу немного подальше, чтобы не схлопотать еще. – Да шутит он. Мы бесились просто. А что ты тут делаешь?

- Тебя жду. Вот, цветы принес! – девушке презентовали довольно милый букетик из чайных роз.

- Вась, бери букет и дуй домой, а то заболеешь. Не хочу потом слушать нотации от твоей мамы.

- Бегу. – Васька чмокает Вадика в щеку, отчего слегка морщусь, терпеть не могу все эти сюси-пуси, и убегает в подъезд.

- Я, пожалуй, тоже пойду. – Неопределенно повожу плечом, всем телом ощущая скрытую агрессию от этого Вадика. Может быть мне и кажется, но с ним явно что-то не то.

- Да, мне тоже пора. До встречи!

- Увидимся!

Завожу мотор, сквозь лобовое стекло наблюдаю за молодым человеком. Что это он так на мою тачку поглядывает? Упырь… Плавно выезжаю на проезжую часть, мечтая о горячем душе и теплой кровати. Бакки сидит на руле, с интересом наблюдая за мельтешащими огнями.

***


Захожу в подъезд, слышу, как уезжают Ара и Лина. В голове нет ни одной цензурной мысли. Одежда противно липнет к телу, мокрые волосы облепили лицо, часть прядей запутались в серьгах, что украшали губу и бровь. Мерзкий запах цветущей воды разъедает мозг. Хочется кого-нибудь убить или хотя бы окунуться в ванную.

От мыслей отвлекает мяуканье, робкое и жалобное. Ненавижу кошек. Нажимаю на кнопку вызова лифта, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. Звук повторяется, и из-за угла выглядывает несчастная мордашка. Золотистые глаза светятся в темноте, ярко очерчивая вертикальные зрачки. Бежевая, практически белая шерстка лоснится по телу. Вот только с правой лапки капают алые капли.

Тихонько подхожу к бедному созданию. Почему-то совершенно не хочется оставлять ее здесь.

- Где это ты так умудрилась? – присаживаюсь на корточки, протягивая руку к кошке. Та медленно, принюхиваясь, подходит ближе. Осторожно утыкается носом в ладонь.

- Идем, я тебя к себе отнесу. Все равно один живу. Ранку обработаем. – Не знаю, зачем говорю с ней, но мне кажется это правильным. Беру кошку на руки и захожу в приехавший лифт. Животное дрожит и прижимается к груди, даже не останавливает мокрая футболка.

Захожу в квартиру, не переодеваясь, сразу же начинаю обрабатывать рану. Когда заканчиваю, перебинтовываю лапу и опускаю кошку на кровать. Сам же направляюсь в ванну. На ходу снимаю мокрые джинсы и футболку, замечаю, как кошка, до этого следившая за каждым действием, поспешно отворачивается. Странная.

Через тридцать минут с сожалением покидаю остывшую воду. Убираю разбросанные вещи. С наслаждением растягиваюсь на кровати. Кошка, о которой я уже благополучно забыл, прихрамывая, подходит ближе и устраивается под боком. Урча, облокачивается об меня, щекотя шерстью голую кожу. Пересаживаю ее на соседнюю подушку, чтобы не прикасалась ко мне, и отворачиваюсь в противоположную сторону. Ненавижу кошек.

***


Молодой человек садится в машину, раздраженно закрывая дверь.

- Думаешь, это они? – девушка с сомнением смотрит на спутника. Ее практически черные волосы собраны в высокий хвост. На девушке надеты кожаные штаны и жилетка. Руки украшает вязь татуировки. А хищный взгляд темно-карих глаз смотрит на отъезжающую машину, в которую сел парень неформального вида.

- Не уверен. Более того, в лесу было трое, а здесь двое. Куда они дели третьего? – парень, даже скорее мужчина, устало потирает переносицу. Его русые волосы в беспорядке разбросаны по плечам. – Но они мне кажутся странными. Думаю, стоит приглядеть за ними.

Машина бесшумно выезжает со двора и растворяется в ночной мгле.

***


Солнце слепит глаза, заставляя щуриться. Угрюмо смотрю на девушку, которая сидит напротив. Миловидная блондинка с холодными, но невероятно глупыми глазами, сверкающими зеленью из-под челки. Маша или Даша, или даже Карина. Имени не запомнил. Да и вообще не понимаю, что я тут забыл.

- Подожди минутку. Я пойду, помогу Василине. – Вылетаю из комнаты, не давая девушке и рта открыть. – Какого черта, Вася?!

Брюнетка роняет ложку, оглядывает строгим взглядом.

- Для тебя же стараюсь! Я же обещала, что с едой помогу. Вот. Привела. Кушай. – Эта несносная девушка потрепала меня по волосам и направилась в комнату, где сидела жертва моды.

- Слушай, Катя…

- Я Маша.

- Не суть. Так вот, Даша, чем ты по жизни занимаешься?

- Учусь. И я Маша.

- А хобби?

- Ну… в клубы, бывает, хожу. Иногда даю уроки пикапа для женщин…

- Что, простите? – перебиваю глупую девушку, не обращая внимание на гримасы Васи. – Пикап для женщин? Ты?

- Что тебя так смущает?

- То, что это полный бред. – Подхожу вплотную к девушке, заглядываю в глаза. – А теперь слушай меня внимательно, Даша.

- Маша. – Блондинка завороженно смотрит на меня, как маленький ребенок на конфету. Вампирское обаяние творит чудеса.

- Не суть. Сейчас ты берешь ноги в руки и сваливаешь из этой квартиры. Иначе твою очаровательную шейку украсит совсем не милый укус. – Обнажаю клыки, растягивая губы в оскале. Маша издает вопль и вылетает из квартиры. Удовлетворенно разваливаюсь на диване. Бакки обретает свою истинную форму и принимается играть с моей серьгой.

- Вы что творите? Ара! Я же специально ее для тебя привела. Ты что есть будешь? – Вася чуть ли не ногой топает от обиды.

- Вась, я сам найду, что поесть. Может, даже совмещу приятное с полезным и проведу ночку у какой-нибудь красотки. Договорились? Если мне потребуется твоя помощь в этом деле, я попрошу. Идет? – усаживаю девушку на колени и умоляюще смотрю в глаза.

- Идет.

Телефон издает требовательный звук, и девушка тут же поднимает трубку.

- Вадим? Да, да, конечно! Я помню. Да. В семь у фонтана. Обязательно приду. Ох, я постараюсь не опоздать. Да. До встречи. – Во время всего разговора Васька ерзает на коленях, отчего хочется нырнуть в ледяную воду. Организм настойчиво напоминает, что соскучился по женской ласке. Приплыли.

- Вадик? Мелкая, только не говори мне, что идешь на свидание с Вадиком!

- Иду, и что? Он вполне симпатичен.

- Хахаха! Он? Симпатичен? Когда у тебя успел испортиться вкус? – уворачиваюсь от подзатыльника, а потом и от подушки. – Ладно, ладно! – миролюбиво поднимаю руки. – Я молчу! Все, я ушел, не буду мешать тебе в подготовке к свиданию со своим деревенщиной… - захлопываю дверь, в которую врезается подушка.

- Гад! Скажи хоть, что надеть?

- Темно-зеленый сарафан! – кричу уже с первого этажа и выхожу на улицу. Ветер приятно обдувает слегка задурманенный мозг. Думаю, сегодня и я посещу какое-нибудь веселое заведение.

***


Нервно переминаюсь у зеркала. Придирчиво оглядываю свой внешний вид. Длинный сарафан подчеркивает фигуру, черная кожаная куртка добавляет немного дерзости. Волосы убраны в высокий хвост. Серги – кольца подчеркивают изгиб шеи. Темная подводка дополняет образ. Я прекрасно выгляжу, и это не обсуждается. Вот только нервничать от этого не перестаю.

Выхожу на улицу и иду на остановку. Пока жду нужный автобус, замечаю несколько заинтересованных взглядов в мою сторону. Самооценка стремительно поднимается вверх.

Через двадцать минут подхожу к фонтанам, опоздав всего лишь на пару минут. Вадик уже ждет, слегка прикрыв глаза и наслаждаясь приятными брызгами, которые на солнце переливаются всеми цветами радуги. Его русые волосы, как всегда, в беспорядке разбросаны по плечам. Джинсы, пиджак и футболка. Без изысков, но практично и со вкусом.

- Василина, как я рад тебя видеть! – он подходит ближе, приобнимая за талию и целуя в щеку.

- Я тоже, Вадим. – Мило улыбаюсь, но невольно отмечаю, что Вадим в плечах будет шире Артура. Арт более изящный.

- Пойдем на набережную? Или по улицам пройдемся?

- На набережную. К Ладье. – Беру под руку молодого человека, и мы начинаем нашу долгую прогулку.

***


Сон нехотя покидает владения моего разума. Нечто лохматое и пушистое кладет лапу мне на нос, перекрывая дыхание, затем убирает и снова кладет. Мерзкое животное. Распахиваю глаза и вижу хитрые янтарные бусинки.

- Чего надо? – в ответ раздается глубокомысленное "мяу". – Есть хочешь? Сейчас, подожди, иначе есть вероятность, что накормлю чем-нибудь несъедобным.

Нехотя встаю с теплой кровати. Быстро ополаскиваюсь в душе, хотя обычно провожу там минимум тридцать минут. Но настойчивое мяуканье не дает расслабиться. На кухне в тарелку кладу кусок мяса и опускаю на пол. Кошка с урчанием впивается в сочную жареную курицу. Сам же пью крепкий зеленый чай с лаймом. Настолько терпкий, что сводит скулы.

Когда кошка заканчивает есть, беру ее на руки и заваливаюсь на кровать. Держу животное перед собой, с интересом разглядывая золотистые глаза.

- Как мы тебя назовем? – риторический вопрос, конечно.

Позволяю кошке устроиться у меня на груди, фоном работает телевизор. Суббота, долгожданный выходной.

- Кэт? – создание подземного мира легонько кусает за палец. – Ясно, значит, не Кэт… Кити? Ай! В этот раз больно! – щелкаю пальцами по лбу несносное животное, кошка начинает играть с рукой. – Может, Кира? – янтарные глаза начинают смотреть более заинтересованно. – Придумал! Будешь Кармой! Ибо я не знаю, за какие такие заслуги ты мне досталась!

Кошка фыркает совсем как человек. Настороженно смотрю на животное, жалея, что не обладаю нюхом Аралиса. Надо будет показать эту гадость ему. Мало ли…

***


Раннее утро. Восходящие лучи с упоением окрашивают мир. Где-то симпатичная брюнетка сидит на диване, задумчиво теребя куртку. Она невольно вспоминает голубые глаза Вадима, отмечая, что они слишком похожи на небо. Слишком невинны, в то время как радужка Ары напоминает, скорее, грозовое небо, будто парень всегда зол. Она также вспоминает поцелуй, мягкие губы и сильные руки. Почему-то ей интересно, какими на вкус будут губы вампира? Наверняка они сухие и обжигающе горячие. Девушка трясет головой, отгоняя такие странные и неправильные мысли. Она не должна так думать о друге. Нет. Нет.

А в другой части города молодой парень рефлекторно выводит узоры на обнаженной спине девушки, которая сладко спит на его груди. Ему не стоило трудов соблазнить девушку, не требовались даже способности вампира. Затем бурная ночь, взаимное наслаждение и аккуратный укус. Он ведь даже не знает ее имени. Впрочем, как и она его. Он больше чем уверен, что Василина ни за что бы не поддалась даже вампирскому обаянию. А так хотелось это проверить. Исключительно в целях эксперимента. И никак иначе. Но с друзьями так не поступают. И даже то, что его влекло к девушке больше обычного, он объяснял с истинным хладнокровием. Она знает о нем теперь все, а это априори сближает.

В другой же квартире парень с удивлением наблюдал за кошкой. Он ненавидел этих животных. Наглые, самовлюбленные и любящие рыбу. Но что-то именно в этом животном ему казалось интересным. Вот только что именно, он понять не мог. И сейчас просто наслаждался шелковистой шерсткой и мирным урчанием, постепенно проваливаясь в сон.

И эти трое, как и остальные жители города, не подозревали, что этим ранним, теплым утром найдут еще одну жертву ужасного ритуала. Подросток без каких либо насильственных признаков был найден в городском парке. Только на спине были видны тонкие порезы. И лишь жители Туманного понимали, что это следы от отрезанных крыльев. Эльф, мавка и теперь фея. Волшебные существа с ужасом искали ответы на интересующие их вопросы, страшась и, в то же время, желая открыть тайну убийств.


@темы: Nebelous/Cetos

URL
   

Записки Rover'a.

главная